Сила Правды
Пророк Иеремия жил спустя 100 лет после Исаии (первого). В это время Ассирия начала терять свое могущество, а власть Вавилона становилась все сильнее.
Перед захватом Иерусалима, Бог посылает его к жителям, чтобы рассказать о бедах, которые постигнут израильский народ за непослушание Богу. Стремясь спасти свою родину, он приложил немало усилий для того, чтобы повернуть политику царедворцев в иное русло, однако его попытки не увенчались успехом. Оправдались его пророчества: крах официальной политики, падение Иерусалима, бедствия народа.
Но нелегко было любящему сердцу (блаженный Феодорит даже называет его «мать Иерусалима» за его истинно материнскую любовь) вместо благоденствия и счастья предрекать народу гибель и разрушения, отвержение Богом. Исполнение пророчества Иеремии стало для него величайшей личной трагедией.

В годы служения Иеремии лжепророки успокаивали бдительность народа мнимым благополучием, а когда беды все же посыпались на Иерусалим, они обещали, что все это продлится недолго. Они даже придумали новый способ погашать проповедь богоносных пророков: когда истинный пророк говорил, возбужденная лжецами толпа начинала смеяться и отпускать на его счет шуточки.
На их фоне Иеремия выглядел, с одной стороны, бунтарем, возмутителем общественного спокойствия, которого обличали в вероломстве. С другой стороны, он выступал и как безжалостный реформатор, сокрушавший предрассудки иудеев об их исключительности, проповедовавший некое «обрезание сердца», боровшийся с национальной гордыней народа избранного.

В книге пророка Иеремии отражаются с особенною рельефностью личные свойства ее автора. Мы видим в нем мягкую, уступчивую, любящую натуру, которая представляет удивительный контраст той неуклонной твердости, с какою он действовал в сфере своего пророческого призвания.
В нем, можно сказать, было два человека: один, находившийся под действием немощной человеческой плоти, хотя и облагороженной в своих порывах, и другой — всецело стоявший под действием всемощного Духа Божия.
Юношею пророк с охотою принял на себя свою высокую миссию, но потом, когда взятое им на себя дело изолировало его от других людей, превратило его во «врага народа», — его чувствительное сердце стало страдать очень сильно.

Положение его можно было назвать в высокой степени трагическим: он должен был обращать отступившей от Иеговы народ к Богу, зная хорошо, что его призывы к покаянию останутся безрезультатными. Он должен был постоянно говорить о страшной опасности, угрожавшей Иудейскому государству, и оставаться непонятым никем, потому что его не хотели понять! Как он должен был страдать, видя непослушание народа, который он любил и которому однако не мог пособить…
Как должно было его тяготить клеймо, наложенное на него общественным мнением как на государственного изменника… Делом великого мужества поэтому было то, что Иеремия, несмотря на такое обвинение, висевшее над его головою, по-прежнему продолжал говорить о необходимости подчиниться халдеям. Кроме того, Господь не желал принимать его молитв за иудейский народ.
Но слова Божии в его сердце горели как огонь и просились наружу — он не мог оставить своего служения и Господь твердою рукою продолжал вести его по раз избранному трудному пути. Иеремия не оставлял борьбы с ложными пророками, стремившимися бессознательно погубить государство и оставался железным столпом и медною стеною, от которой отражались все нападения его врагов.

Конечно, выраженные пророком чувства недовольства и отчаяния его проклятия своим врагам ставят его несравненно ниже Того Сына Человеческого, Который страдал от Своих соплеменников, не издавая жалоб и никого не проклиная даже в момент Своей страдальческой кончины.
Но во всяком случае среди пророков никто не был по своей жизни и страданиям более рельефным прообразом Христа, чем Иеремия.


@темы: толкование, статья, проявления Божьей воли, неравнодушие, картинки, Иисус