Сила Правды
Иов и проблема страдания. Один из наиболее известных миру примеров незаслуженного страдания записан в книге Иова. Ее главный персонаж, Иов, человек очень богатый и богобоязненный, за несколько часов лишился всего своего имущества, потерял своих детей и здоровье. Даже жена не поддержала его в бедах, обрушившихся на него, и посоветовала ему умереть, произнесши перед тем хулу на Бога. А затем, словно желая усугубить страдания Иова, явились его друзья, от которых, вместо слов утешения, несчастный услышал слова осуждения. Но хуже всего было то, что и Бог как будто бы отвернулся от Иова и долгое время не отвечал ему и не приходил ему на помощь.

Иов пострадал материально и душевно, физически и духовно. Вся и все было против него, не исключая, казалось, Самого Бога, Которому Иов верно служил. А ведь он был человеком непорочным (1:1,8; 2:3) в духовном и нравственном отношениях. Можно ли представить себе страдания более незаслуженные? Разве не должен был Бог благословить столь праведного человека, вместо того, чтобы подвергать его мучениям? История непревзойденных страданий Иова, который, будучи замечательным гражданином и честным, справедливым человеком, имел так много и так много потерял, поднимает вопрос о природе страдания, ответить на который человечество бессильно.

Нет человека, которому легко было бы постигнуть смысл страдания, но особенно трудно это тем, кого оно постигает незаслуженно. Если только боль не воспринимается переживающим как наказание за грех, то она обескураживает, приводит в смятение. И вот к этой-то тайне, тайне незаслуженного страдания, обращается книга Иова, приоткрывая ее завесу настолько, чтобы человек мог понять: попуская несчастья, Бог может иметь и другие цели, помимо наказания за грех.

Книга обращается и к теме отношения к страданию. Опыт Иова свидетельствует, что верующему человеку, переживающему трагедию, не следует оставлять Бога. Вопрошать Его - да, следует, но не оставлять Его. Подобно Иову, он может жаждать объяснения того, что происходит с ним; но, будучи не в состояния понять причину этого, он не должен "хулить" Бога. В какой-то момент Иов был близок к тому, чтобы поступить именно так, но он так не поступил; вопреки предсказанию сатаны, он от Бога не отрекся.

Книга Иова учит, что нет греха в том, чтобы обращаться к Богу со своими "за что" и "почему", как это делал Иов (3:11-12,16,20). Греховно, однако, обращаться к Нему в требовательном тоне, как это делал Иов (13:22; 19:7; 31:15), в тоне вызова, пытаясь встать вровень с Творцом, имеющим над творением неограниченную власть.

Книгу Иова называют не имеющей себе равных в мировой литературе. По своему содержанию она достигает вершин религиозной мысли, а по форме относится к лучшим образцам поэзии, когда-либо создававшейся человеком. Известны нередко цитируемые слова Томаса Карлейля об этой книге: "Я думаю, что ни на страницах самой Библии, ни вне ее не написано ничего, что звучало бы с такой же силой и могло быть сопоставлено по своему литературному достоинству с книгой Иова".

Уникально само построение книги: это удивительное сочетание прозы и поэзии, монолога и диалога. Пролог (главы 1-2) и эпилог (42:7-17) составляют ее прозаическую часть. Но все, что "между ними" (за исключением вводных стихов, которые в большинстве глав начинают очередной монолог), является поэтической частью (в еврейском оригинале). В принципе, такое сочетание прозы и поэзии встречается и в других древних литературных памятниках Ближнего Востока, но ни одной из других книг Библии оно не присуще.

Книга Иова поднимает вопрос не только о незаслуженном страдании, но и о мотивах благочестивой жизни. Станет ли человек служить Богу, если лично ему это не сулит никакой выгоды?

Слова сатаны, направленные против Иова, одновременно бросают тень и на правоту Божьего суждения, на неподкупность Бога, так как предполагают, что Он награждает человека неискреннего и добивается поклонения Себе, играя на струнах корысти в человеческой душе. Может быть, в "обвинении" такого рода состоит одна из причин, почему Бог позволил сатане обрушить на Иова все последовавшие беды. Ведь Он, несомненно, знал сердце Иова, потому и попустил ему стать "наглядным орудием" поражения сатаны. Углубить способность Иова проникать в духовную суть вещей было, очевидно, другой причиной (целью Бога).

@темы: картинки, толкование